Преступность в городах упадет, когда фермеры на селе получат помощь — эксперт

Сельчанам надо помочь преодолеть консерватизм в работе с землей — и это поможет всей стране.

40% жителей Казахстана живет на селе. Благосостояние этих людей, их настроения — залог благосостояния страны. Об этом говорит Бакытгуль Ельчибаева, председатель Фонда местных сообществ Енбекшиказахского района Алматинской области. Она учит фермеров быть успешными, показывает им новые технологии, помогает включиться в рынок. Это звучит парадоксально, но наших крестьян нужно учить работать с землей. Лучшее доказательство — тот факт, что Казахстан ввозит продовольствие, вместо того чтобы продавать, передаёт портал 365info.kz.

Сельчанам надо помочь преодолевать консерватизм

— Казахстан всегда был большой аграрной страной. Целина. Можно развивать животноводство и растениеводство. Но перед нами по-прежнему стоит вопрос, как накормить Казахстан? Мы по-прежнему говорим, что у нас нет крупных хозяйств в достаточном количестве, мы все время завозим импортное продовольствие, а экспортируем только пшеницу, муку. Почему? Вы на земле. Вы знаете.

gorod-i-selo

— Я думаю, потому что на территории нашей Алматинской области много маленьких крестьянских хозяйств. Это люди, которые когда-то получили в пай землю. Не агрономы, не специалисты, не экономисты, не маркетологи.

— То есть бывшие работники колхозов и совхозов получили куски от колхозов и совхозов.

— И они работают так, как видели в то время, когда родились 30 лет назад. Причем колхозы и совхозы велись целенаправленно, планомерно, научно. А эти люди были только инструментами.

— Рабочими.

— Они работают, как на огороде. Как это видели от дедушки, от бабушки. А время идет вперед. Они бы и рады развиваться, внедрять новые технологии, но не могут делать это вслепую. Это же риск. Не могут заработанные потом деньги вкладывать в неизвестные эксперименты. И это нужно им показать. Еще я думаю, что нужно не деньги вливать в хозяйства для развития, не топ-менеджеров привлекать и теоретически подкованных специалистов, а развивать самих людей, которые живут на этой земле, любят ее, много лет на ней трудятся. Может это звучит банально, но тогда и земля будет отдавать.

— А наши сельчане готовы, чтобы их развивали? Насколько я знаю, многие предприниматели, которые хотят развивать сельское хозяйство, сталкиваются с большим консерватизмом и косностью. «Мне хорошо сейчас – я свою жизнь наладил, какой-то доходик получаю. Я, конечно, могу получать больше. Для этого нужно или больше работать, или учиться, или кооперироваться. А мне не хочется напрягаться. Компьютер – это страшно, потому что я его никогда не видел». Насколько готовы сельчане расти и образовываться?

— Наверное, сельчане этим и отличаются от городского сообщества. Городские открыты, креативны.

— А сельчане консервативны?

— Да. Но люди потянутся, когда они увидят реальную помощь, реальный результат. Они пойдут, если их вести. Но пойдут не за словами и не за программами, расписанными на много страниц, которые им недоступны. Они пойдут за тем, что могут увидеть своими глазами и потрогать своими руками. Сейчас у нас фермеры сами пишут проекты. Пусть не на высоком уровне. Они внедряют технологии.

— А что для крестьянина результат? Деньги, урожай или общественное признание?

— Реальный доход. Новая технология, которая принесет более высокий урожай, более высокое качество. Продукт, который они могут реализовать за более высокую цену.

Молодежь может зарабатывать на селе, а не страдать в городе

— Есть ли какие-то положительные примеры? 

— У нас есть парень по имени Рауан. Ему 30 с лишним лет. Он пробовал все — работал на базарах, на стройках в Астане, Алматы. В результате пришел к тому, что дома на своих 20 сотках поставил теплицу, выращивает огурцы. И с этих 20 соток раннего урожая он имеет достаточный доход, чтобы кормить семью. Для меня самый большой результат, что его мама и бабушка радуются — он с ними, работает дома. Ему не надо мотаться, надрываться, зарабатывать тяжелым трудом. Он в хозяйстве, дети рядом и при этом совершенствуется. Если он начинал с элементарного, с простых пленок, то сейчас знает, что такое ультразвуковые пленки, агроволокно и как все это нужно применять. Сейчас он хочет высаживать рассаду в кассетах. То есть человек двигается, растет. Для него получение более раннего урожая – более высокий доход.

Я считаю его примером для сельчан. Сейчас 80% молодежи рвется в города. Живут на этих стройках, базарах, таскают тачки. Перебиваются с зарплаты на зарплату или усугубляют криминальное положение мегаполисов

Необязательно иметь 30-50 гектаров земли. Рауан признался: «Я зарабатываю столько же, сколько во время скитаний по городам.» Но теперь он работает на то, чтобы приумножить.

— Молодежь едет в город от безысходности и безработицы. Но город – еще и более соблазнительная, более красивая жизнь. Так кажется. И ощущение, что это более легкая жизнь. Сельский труд — все-таки физический труд. Насколько молодежь готова оставаться на селе? Рауан – это единичный пример или существует какой-то тренд?

— В нашем сообществе появилась прослойка таких молодых людей. Мы привыкли думать, что сельский труд — это непрезентабельно, унизительно. Но мы часто удивляем представителей акимата, иностранных государств, когда показываем им свою работу, а сами фермеры раскрываются как люди. Если раньше их приходилось подучивать «говори так, отвечай эдак, расскажи вот это», то сейчас все иначе. Буквально вчера была делегация из США — 20 человек. Их привезли в хозяйство фермера Шухрата. И Шухрат, который в прошлом году два слова связать не мог, вдруг все внятно показал и рассказал. И делал это с такой гордостью! А его родители собрали соседей, показали — смотрите, к нашему Шухрату даже американцы ездят!

Это, наверное, лучший результат.

— Не только деньгами измеряется успех.

— Говорят, что хорошо там, где нас нет. Может, лучше сделать хорошо там, где ты? Это счастье — гордиться своим трудом. Да, у этого человека успехи не миллионные. Но как он раскладывает свои продукты! Мое личное мнение – нужно развивать человека, который живет на земле и любит ее.

А не искать больших денег, чтобы вбухать и не получить никакого результата.

Посредники забирают 80% цены сельхозпродукции

— С точки зрения бизнеса, какова самая главная проблема ваших фермеров? Чего не хватает? Предположим, люди мотивированы, выращивают овощи, фрукты. А дальше что? Хватает ли этого? Где тот рычаг, на который нажмешь и пойдет рост?

— Самое больное место – нет каналов сбыта прямых поставок, нет каналов сбора и хранения.

— Логистика?

— Да. Не продумана логистика в сельском хозяйстве. Мы видим продажу вдоль дорог.

— А сколько процентов продается вдоль дорог?

— Наверное, 30%.

— Ничего так цифра…

— 40%, я думаю, идет на базары — «Алтын Орда», Зеленый рынок.

— Фермеры туда везут?

— Где-то 50% везут. Но это расходы. Фермеры вынуждены оставить там свой товар — везти его назад нет смысла. И они сдают посредникам.

— Вот это история с посредниками… «Алтын Орда» – это тоже посредники. 3-4 посредника — прежде чем продукт дойдет до потребителя, цена возрастет. Какой процент логистических посредников в конечной цене? Вы же точно знаете. 

— Из опыта 2015 года мы знаем, что в сезон ящик помидоров 25-30 кг стоил 400-500 тенге. Это 13-14 тенге за 1 кг. А продавалось по 80 тенге.

— То есть посредники — это 80% цены?

— Да. 80% — это посреднические компании, которые находятся в этой цепочке.

— Получается, если решить логистические проблемы крестьян, то фрукты и овощи, которые выращиваются в Казахстане, будут дешевле минимум на 50%!

— На 50 % точно.

Государство может и должно показывать фермерам выгоды

— А какие-то подвижки есть в эту сторону? Свет в конце туннеля виден?

— У нас есть пилотный проект с оптомаркетом «Арзан», когда мы продумывали логистику: вечером на поле — утром в «Арзан». Тогда мы могли поставлять продукцию на 15-20% дешевле, чем на других базарах. В этом году мы этот инструмент апробируем на самом фермере, он выиграл и сам будет продумывать логистику — с поля попасть напрямую в «Арзан»?

— А куда он будет привозить?

— Наши договоренности с «Арзан» остаются в силе. Опыт 2015 года был успешным. Мы надеемся, что этот проект будет продолжаться. Еще одна проблема – точка сбора. Если каждый мелкий фермер будет прокладывать дорогу в оптомаркеты… Это нереально. Принимать с утра до вечера по 300-400 кг сельхозпродукции никакой магазин не будет, это понятно. Легче было бы собрать это, например, в Чилике и создать одну логистическую линию до оптомаркетов.

— В этом году начал действовать закон о кооперации. Это один из вариантов решения проблемы. Готовы ли крестьяне кооперироваться, вступать в юридические альянсы?

— Им это тоже нужно показать. Когда мы говорим, что фермеры консервативны, их трудно поднять, мы должны учитывать, что человек села – не городской житель, который через Google может получить всю информацию, все посчитать, получить юридическую справку. Это крестьянин, ему нужно все показать. Показать плюсы и минусы юридической стороны, рассчитать экономическую сторону. Сколько он приобретет и потеряет. Когда человек увидит своими глазами 1-2 примера, он будет это делать на селе. Я не знаю, что входит в функции госорганов или корпораций…

— Что входит в функции госорганов, если занимаетесь этим вы?

— Не знаю, кто этим должен заниматься. Но кто-то должен показывать эти пилотные проекты. Стопроцентная гарантия — если фермер видит, как что-то хорошо работает и приносит прибыль, он будет это делать. Если 2 года назад мы просили фермеров посещать наши семинары, то сейчас бывает, что мы вынуждены отклонять заявки.

— Не может быть! 

— Фермеры с удовольствием приходят и в рабочее и в нерабочее время. Потому что видят пользу для своего хозяйства. Кто-то должен показывать полезность того, что принимается в госпрограммах. Надо понимать, что фермер не может быть одновременно юристом, экономистом и агрономом.

— Бакытгуль, вы находите понимание среди чиновников со своими идеями?

— Как наблюдательный орган…

— То есть они наблюдают? Вы на поле агитируете, а они наблюдают? А потом поставят галочку: «В Енбекшиказахском районе 10, 15, 30 успешных ферм». И запишут это в свой актив. Я правильно понимаю ситуацию?

— У нас есть обещание, что нас поддержат, будут пилотировать и внедрять наш проект в других сельских округах. Но пока это устные договоренности.

— От кого обещания?

— На уровне областной палаты предпринимателей. Говорят, что они готовы поддерживать такие успешные программы. Мы ждем и надеемся.

— Дай Бог, чтобы это получилось! 

Также читайте:

По программе «Береке» в Южно-Казахстанской области планируется профинансировать 1000 малых откормочных площадок на базе личных подсобных хозяйств

Для любителей здоровья и вкусно покушать

Школьники Костанайской области помогут улучшить профориентационную работу, проводимую в регионе

Поделиться материалом

Читать ещё

  • Опрос

    От чего в наибольшей степени зависит размер урожая?

    Показать результаты

    Загрузка ... Загрузка ...
  • Архивы