«Приходится скармливать скоту»: казахстанские фермеры не могут сбыть урожай

Почему казахстанских фермеров не пускают на рынки?

Фото: pixabay.com

Главы крестьянских хозяйств Илийского района Алматинской области бьют тревогу: им некуда сдавать свою продукцию, и она просто гниет на полях! Если так пойдет и дальше, то многие из них просто обанкротятся и будут вынуждены закрыть свой бизнес, передаёт корреспондент медиа-портала «Караван». Предприниматели попросили выехать к ним и посмотреть, что сейчас творится на некогда благополучных полях и фермах.

…Беседуя по дороге с фотокорреспондентом, мы припомнили всю ту шумиху, связанную с обустройством вокруг Алматы продовольственного пояса. Напоминаем: крупнейший казахстанский мегаполис должно было окружить множество разнопрофильных сельскохозяйственных предприятий. И тогда на столах алматинцев вместо напичканных химией импортных фруктов и овощей, а также мяса, выращенного при помощи ГМО-технологий, появились бы казахстанские и экологически абсолютно чистые продукты. Что и говорить, идея была отличная! Но, к сожалению, в полной мере ее реализовать так и не удалось. Поэтому сегодня вместо привольно раскинувшихся вокруг города полей, на которых вольготно паслись бы коровы да овечки, наш взор натыкается на одни лишь коттеджные поселки.

Те же особо упорные сельские труженики, которые наперекор всему всё же смогли наладить свое дело, сейчас почти задушены карантином и связанными с ним ограничениями.

Куды крестьянину податься?

Поселок Жетыген. Подъезжаем к полю.

– Я – глава “Крестьянского хозяйства Кораблиной”, – представляется одна из пригласивших нас женщин. – Валентина Васильевна КОРАБЛИНА. Мы работаем с 1997 года, у нас 14 гектаров земли. Выращиваем кормовые, бахчевые культуры и овощи.

– Сколько крестьянских хозяйств у вас в поселке?

– В селе Жетыген не менее десятка.

– Куда вы обычно сдавали свою продукцию?

– Последние годы продавали ее на ярмарке выходного дня в Алматы, в Бостандыкском районе. Кормили горожан дешевыми, качественными овощами и мясо-молочной продукцией. Помогали Алматинскому обществу слепых. Но когда ввели карантин, то ярмарки эти закрыли. И куда теперь девать выращенные огурцы и молодую зелень, я не знаю. Приходится скармливать скоту.

– Перекупщики не приезжают?

– Приезжают. Предлагают 20–30 тенге за 1 килограмм огурцов, но берут совсем мало. А на что технологические операции проводить? На что покупать оборудование, например, для капельного полива? На какие средства нанимать рабочих? Что делать с помидорами, баклажанами, арбузами, тыквой, картофелем, морковью, которые у меня уже посажены? Работать сейчас приходится буквально в долг! Получается, что на следующий год нам не на что будет покупать семенной материал.

– Вы обращались в акимат Илийского района?

– Да, но они на мое письмо даже не ответили.

– А вы не можете заключить договор на поставки своей продукции, например, с алматинскими супермаркетами?

– Нет, они работать с нами не желают.

– Почему же вы заранее не подстраховались и не нашли какие-нибудь альтернативные пункты сбыта?

– Пытались. В поселке Заречный есть консервный завод. Но там тоже от нас ничего не принимают. У других фермеров подобные проблемы. Особенно с молочной продукцией. Ведь чтобы сохранить молоко, творог, сметану и сливки, необходимо иметь морозильные камеры. А откуда на них деньги взять? Если раньше мясо и молочку отвозили в город по мере производства, то сейчас они не знают, куда всё это реализовать. Вроде бы власти говорили, что будут поддерживать производителей сельхозпродукции. Но пока ничего нет.

Нет клиентов

Поселок Караой. Беседуем с Оксаной Викторовной ХЕГАЙ. Она вместе со своим супругом работает в “Крестьянском хозяйстве Негай”.

– У нас урожай огурцов, кабачков, капусты брокколи. Всё это остается на полях и гниет, так как нет сбыта. Приезжают закупщики с рынка, говорят, что вроде бы с “Алтын Орды”. Берут огурцы по 25 тенге за 1 килограмм. Но это не окупает даже стоимости семян. Раньше в Алматы были ярмарки выходного дня, а теперь из-за коронавируса их закрыли.

– В крупные магазины пробовали отвозить?

– Там не берут. Они работают только со своими поставщиками.

– Вы можете продавать свою продукцию где-нибудь еще?

– Раньше мы сдавали ее в алматинские рестораны и на Зеленый базар. Но сейчас большинство ресторанов не работает, нет клиентов. А базар закрыт на карантин.

– А если в другие области отвозить?

– Это невозможно. Надо формировать очень большие партии, а таких у нас нет. Ведь как получается: овощи созрели, и их сразу надо куда-то продать. Иначе испортятся. Вот и приходится кабачки по 5 тенге на животноводческую ферму сдавать. А одно семечко стоит 70 тенге! Я правду говорю, у меня все подтверждающие документы имеются.

– Сколько фермеров и крестьянских хозяйств в вашем поселке?

– Примерно 12. Хотя бы алматинские ярмарки в выходные открыли, чтобы мы свои затраты оправдать смогли.

Крестьяне просят открыть ярмарки

Поселок Байсерке. Здесь мы встретились с фермером Юлией Олеговной БАРСУКОВОЙ.

– Я решила организовать свиноферму, затем начала разводить бройлеров, гусей, индюков, – говорит она.

– Сколько свиней было?

– Около 400.

– Куда сдавали продукцию?

– Сняла в Алматы пару магазинчиков. Кстати, стоимость их аренды выскочила мне в 600 тысяч тенге. Плюс зарплата двум продавцам – по 150 тысяч тенге. Получается, что в месяц я трачу на это около 1 миллиона тенге.

– Как выживаете в условиях пандемии коронавируса?

– Плохо. Если еще в прошлом году про мое фермерское хозяйство в областных газетах писали, то в этом – писать уже почти не о чем. Я вынуждена была резко сократить поголовье и птиц, и свиней. Кормить-то нечем!

Кое-как приобрела 1,5 тонны комбикорма в Кыргызстане. Так меня еще и оштрафовали за просрочку уплаты налога. Из-за карантина я опоздала с оплатой на 8 дней. Как мне сказали в налоговой: “Карантин – не оправдание!”. Пришлось 1,5 тонны курятины отдать за копейки собачникам.

– Вы обращались в акимат?

– Кроме акима округа Байсерке, мне никто не помог. Наша аким через 3 недели после того, как организовали блокпосты, смогла добиться, чтобы мне выдали пропуск. И я благодаря этому смогла возобновить торговлю в Алматы.

– Вы куда-нибудь еще сдавали продукцию, кроме своих магазинчиков?

– Да, торговала на ярмарках выходного дня. Но сейчас они закрыты.

Таких, как я, сельхозпроизводителей, в Илийском районе много. Что будет, если нам придется закрыться? Ведь мы не только себя кормили, но и давали работу людям!

В плюсе только перекупщики

В такой вот нелегкой ситуации оказались сельхозпроизводители. И все они в один голос просят, чтобы в Алматы открыли ярмарки. Тогда они смогли бы реализовать хотя бы часть своей продукции. Если их закрыли по причине карантина, тогда напрашивается вопрос: почему работают супермаркеты? Где граждане имеют больше шансов подцепить коронавирус – в закрытом помещении или же на ярмарке выходного дня, которая организована на открытом воздухе? По-моему, ответ очевиден.

Кстати, все те люди, с которыми нам удалось переговорить, утверждают, что не могут торговать не только на рынках Алматы, но даже на базарчиках в своих селах. По словам наших визави, их туда просто не пускают!

Как пояснила Валентина Кораблина, всё дело в перекупщиках.

– На базарах стоят перекупщики, и им совсем не надо, чтобы мы торговали своей, более дешевой продукцией, – говорит она. – Они же держат высокие цены и получают свою прибыль.

Выходит, что производители продукции у нас зависят от длинной цепочки посредников, которые и диктуют цены на рынках и базарах Алматы?

Видимо, такая же ситуация и в других городах Казахстана? И это в то время, когда с высоких правительственных трибун звучат пафосные речи о поддержке малого и среднего бизнеса. Хочется спросить: как же так вышло, что наиболее благоприятные условия на рынках создали лишь для перекупщиков, иначе говоря, спекулянтов?

Поделиться материалом

Читать ещё

  • Опрос

    От чего в наибольшей степени зависит размер урожая?

    Показать результаты

    Загрузка ... Загрузка ...
  • Архивы