Борис Князев: Улучшителей много, но всем нужна хорошая пшеница

Зачем аграриям дневник, как организовать полив без воды и для чего дешево продавать хорошую пшеницу – об этом говорим с Борисом Князевым, директором одного из крупнейших хозяйств Костанайской области.

Иллюстративное фото: из открытых источников

Справка inbusiness.kz

Борис Павлович Князев, 1947 г. р.. По образованию агроном. Окончил Курганский сельхозинститут. С 1987 года руководит хозяйством «Алтынсарино» в Камыстинском районе Костанайской области. За эти годы хозяйство превратилось из совхоза сначала в акционерное общество закрытого типа, а позднее в товарищество с ограниченной ответственностью.

Сегодня предприятие засевает около 100 тыс. гектаров зерновых и еще около 10 тыс. га кормовых культур. Земли ТОО расположены в засушливой зоне региона, часто подвержены засухам. Предприятие имеет откормочную площадку со стадом 4000 голов. Есть собственное ХПП, ж/д тупик, 84 комбайна, четверть из которых отечественной сборки.

Борис Князев принципиально не берет кредиты, предпочитает технику, которую его команда может отремонтировать самостоятельно. У ТОО есть несколько постоянных партнеров-покупателей по зерну и мясу, с которыми предприятие сотрудничает уже больше 10 лет.

Предприниматель имеет многочисленные государственные награды, в том числе звание Героя труда Республики Казахстан.

Уборка. Дождя не ждите

– У нас поля разбросаны по территории на западе Костанайской области, и если ехать от края до края, то это 200 километров. Получить однообразный хлеб в таких условиях сложно. В Житикаринском районе в этом году посевы сгорели, и нас зацепило. Хлеб слабый. Но в Житикаре в этом году рано сеять начали, местами сразу после 1 мая. Это была большая ошибка. Там убирать нечего. У нас только те поля на границе с Житикаринским районом, что были посеяны после 20 мая, более или менее нормальные.

Первые две декады июля не стоило ждать осадков, потому что в январе их до 17-18-го числа не было. Так оно и случилось. Кто позже сеял, тот и попал под осадки. Борис Князев уже много десятилетий, а это его 51-я уборка, ведет дневник наблюдений.

Ноябрьские осадки – это июньские, мартовские совпадают с сентябрьскими. У меня совпадает. В марте у меня выпало всего 4 мм осадков после 20-го числа. По прогнозу в Костанайской области в начале месяца обещали осадки. А я их не жду и своим говорю, чтобы убирали в полную силу. Так и происходит. Хотя знаю, что в Карасуском районе дождь остановил уборку на несколько часов.

100% совпадения не получается. Скажу, где промазал. В температуре воздуха. Не ожидал, что будет 40 градусов жары. Ожидал градусов на 10 ниже. Зима была теплая, значит, лето должно быть холодным. А у нас и зима теплая, и лето жаркое. Значит, наверное, эта зима будет холодной.

Борис Павлович, а на сколько, по Вашему опыту, можно сдвинуть стандартные сроки сева?

– В свое время проводил анализ урожайности и всех своих агрономов заставил чертить графики. Они вели учет урожайности по срокам сева. Получившиеся графики показали два всплеска. Первый – если сеять до 9 мая, а второй – после. Между этими двумя всплесками сильный спад урожайности. Этот период длится от пяти до 10 дней. Если вы сильно хотите сдвинуть сроки сева, надо поймать первый всплеск, потом подождать и ловить вторую часть. Я на первый всплеск сею серые хлеба, а потом уже пшеницу. Но говорю только о Камыстинском районе. Объясню.

Когда-то у меня были разные мнения с Валентином Двуреченским (первый министр сельского хозяйства РК. – Прим. авт.). Он говорил, что ячмень надо сеять в конце второго всплеска, а я – что в первом всплеске и до сих пор это делаю. Думаю, что на него повлиял опыт работы первым секретарем (1982-1985 гг.) Урицкого райкома партии (ныне Сарыкольский район. – Прим. авт.). Там тогда процветали овсюги (злостный сорняк зерновых культур. – Прим. авт.), но не было в те годы противоовсюжных гербицидов. Двуреченский это знал и поставил условие, чтобы ему сократили посевы пшеницы и увеличили посевы ячменя. Это был очень мудрый ход. Что он сделал?

Он под пшеницу отводил более чистые поля, а самые заовсюженные оставлял под ячмень, но до 20 мая не сеял. Ничего. Освюг начинает всходить в Урицке (ныне село Сарыколь – Прим. авт.) с 10 по 15 мая. Двуреченский делал предпосевную обработку и уничтожал овсюг – раз. Потом, когда сеял, а делал это после 1 июня, уничтожал проросший овсюг лапками – два. Они сеяли ячмень до 10 июня. На этих самых заовсюженных полях он умудрялся по три раза сделать предпосевную и уничтожал овсюг чисто механически. Потом, у ячменя короткий вегетационный период, и в Урицком районе успевали его убрать и не дать осыпаться овсюгу. Если честно, Двуреченскому тогда надо было дать звезду героя, когда очистил район от овсюгов. Ведь он только варьированием сроков сева и культур очистил район. Сегодня нет агрономов, которые смогут сделать так, как сделал Двуреченский. Все избалованы гербицидами. И мои такие же, и я сам такой же.

У нас в Камыстинском районе овсюгов нет, у нас острец. Под серые хлеба отдаешь же худшие земли, но если буду засевать их в последнюю очередь, то острец высосет все соки, влаги не будет. Мы даже всходов не получим. Вот и получается, что он свои графики делал, а я свои.

Слыву среди коммерсантов, которые продают удобрения и различные стимуляторы, каким-то страшным консерватором. Но существует одно золотое правило. Есть или была наука – физиология растений. Там есть такое правило: урожай любой культуры зависит от того фактора, который находится в минимуме. У нас это влага. Если бы была влага, тоже чудеса бы творил.

Семена. Выкручивайся сам

– Урожайность во многом зависит от правильно подобранных сортов. Сегодня предлагают уйти от довольно распространенных вариаций омской, считая их старыми. Каково ваше мнение?

– Когда омские сорта пришли в Костанайскую область, а это были 90-е, то средняя урожайность зерновых поднялась на два-три центнера с гектара. Сегодня они могут уйти с нашего рынка. Во-первых, их некому защищать, а во-вторых, вечного ничего нет. Наука все равно существует, если даже не в нашей области, но где-то сельскохозяйственная наука существует, и она работает. А раз работает, есть движение вперед, и зацикливаться только на омских сортах нельзя.

Уже много лет в хозяйстве сеем лютесценс 32, омскую 18 и омскую 30. Первый сорт – карабалыкский СХОС, и, пусть он проигрывает в урожайности двум другим, я его сею. Повторюсь, делаю все под себя и свои почвенно-климатические условия.

Мы 110 тыс. гектаров зерновых сеем. И лютесценс в первую очередь, чтобы раньше начать уборку. Почему?

Сеем 15 дней, а убираем 30. Хотя по всем правилам 15 дней посеял и 15 дней убрал. Но ни у одного крестьянина так не получается. Уборка – это более сложная ветвь сельскохозяйственных работ, чем посевная. А значит, что поле может перестоять. Это можно исправить набором сортов: ранние, средние и поздние сорта. Чтобы начать пораньше уборку, сею раннеспелые сорта. Это лютесценс. Омская 30 – среднеспелый сорт, а омская 18 – поздний. Начинаю убирать лютесценс, а омская еще зеленая. Ну и пусть зреет. У меня есть фронт работ.

Раннеспелые сорта всегда проигрывают в урожайности позднеспелым. Но если сидеть только на позднеспелых, то где-то потеряешь, если не из-за урожайности, то по другим причинам. Потери неизбежны. И из двух зол выбираешь меньшее.

– В вашем регионе и ваших землях какая разница в урожае?

– Два центнера с гектара. Если лютесценс дал 10, то омская – 12. Но мне нужен объем. У меня стабильная экономика из-за большого объема. Именно на большом объеме могу создать высочайшую производительность труда.

И сейчас ведем поиск замены этим трем сортам. Есть производственные и опытные посевы. Ежегодно пробуем около 20 новых сортов. Смотрим урожайность и клейковину. Многие сорта отметаю. Вот любава. Хвалят этот сорт на севере Костанайской области, и есть предприятия, где получают по нему хорошие урожаи. А у меня он не пошел – 4,1 ц/га. Лютесценс дает в два раза больше.

– Чтобы ввести сорт в севооборот, сколько нужно времени?

– На ввод нового сорта нужно лет пять. Можно двумя путями пойти. Придти к соседу и сказать: «Скажи, какой сорт». Внедрил его за два года: посеял, размножил и работаешь. А есть другой путь, по которому я иду. Но здесь опираюсь на свой опыт и знания, погодно-климатические условия, почву. Это долго, но не будет ошибок.

И еще. Есть разные агроприемы в технологии сева. Например, боронование после посева. Оно дает прибавку минимум два центнера на гектар. Но попробуй это доказать. И он возьмет у тебя сорт, посеет, а не заборонит. И получит худший урожай. Те же самые семена, а технология чуть другая. Нет догмы. Когда ведешь сельское хозяйство, нужно постоянно варьировать. Всегда нужно оценивать целесообразность применения тех или иных агроприемов в зависимости от погодных условий.

В этом году уберем поля, которые отдали под производственные посевы трех новых сортов. После уборки сможем сказать, как они реагируют на пар и третью культуру. Все, что по этим сортам уберу по парам, 100% засыплю на семена, а по третьей культуре дам команду: все обмолотить, положить в склад и при первой отгрузке три вагона отгрузить нашему партнеру. Скажу, что к нему поехала пшеница нового сорта и ее нужно разгрузить и обмолотить отдельно, чтобы сделать все анализы на качество муки.

Чтобы держаться в рынке, нужно не только урожайность давать, но и качество зерна по мукомольным показателям. Я с партнером работаю над качеством, потому что тогда все будет пользоваться спросом, а значит, наша экономика будет стабильной.

Почему вы вообще занимаетесь сортоиспытаниями? Ведь только в Костанайской области около двух десятков семеноводческих хозяйств, которые «заточены» под это.

– Надо двигаться вперед, но особо посмотреть негде. Даже Карабалыкский район, где работает СХОС, и Камыстинский район – это уже разные погодно-климатические условия. Есть Аркалыкская станция, но там нехорошая ситуация. В прошлом году мой агроном поехал, взял там семена суданки, а они все засоренные сорнополевым подсолнухом. Это уже говорит, что там уровень семеноводства низкий.

Был раньше и в Камыстинском районе сортоиспытательный участок. Он работал от Львовской опытной станции. Нас туда возили, мы ходили по делянкам и смотрели, могли увидеть сорт, который подойдет нам. Сейчас этого ничего нет.

Конечно, должна быть сельхознаука. Эти хозяйства, о которых вы говорите, должны заниматься размножением уже созданных сортов. Должны быть отлажены учет, очистка, качество семян. В идеале это производственные предприятия очень высокой культуры ведения семеноводства. И они должны быть и заниматься размножением, потому что многим КХ это не под силу.

Техника. Разобрать и собрать

– Вы несколько лет назад начали покупать комбайны отечественной сборки.

– Сейчас уже по три машины в каждой бригаде. Сказать, что суперкомбайн – неправильно. Но я же опять работаю под себя. «Есиль» – комбайн, который мне очень доступен во всех отношениях. В техническом, финансовом, обслуживании. Он способен выполнить тот объем работ, который стоит перед моим коллективом.

Есть проблема – вся импортная техника очень напичкана электроникой. Даже сверх необходимого. А специалистов, которые могут с нею разбираться, у нас почти нет. Эта техника работает до поры до времени, пока что-нибудь не вылетит, и никто не может ей дать ума. У нас есть комбайн Class. Вот уже 2,5 месяца стоит. Там что-то вышло из строя, и машина постоянно глохнет. Ни сервисный центр не может ему дать ума, ни мои люди.

А с местными комбайнами мы не особо нуждаемся в сервисе. Мои ребята могут его разобрать и собрать. Производителям необходимо работать с кадрами, чтобы не было текучки, временщиков.

В свое время работал на курганском автобусном заводе. Учился в институте и ходил на работу только во вторую смену. Варил левую боковину. За смену завод выпускал 12 автобусов на конвейер. Как я делал? Мне надо было быстрее все сделать и уехать домой. Там где-то варишь электродуговой сваркой, а где-то контактной. На контактной электроды. Новыми надо сделать несколько пустых контактов, чтобы не прожигать металл. И менять вовремя, потому что совсем тупой электрод не проваривает. Но это время. И я не делал холостых, прожигая по 5-10 дырок, и не менял вовремя, лепил, пока лепилось. Смена заканчивалась в час ночи, а я заканчивал намного раньше. Отдела технического контроля нет. Я собрался и ушел. Эту боковину поставили в автобус, и на первой российской дороге он развалился. А как только эти автобусы уходили на экспорт, ОТК от меня не отходит. Я еле-еле за смену эти 12 боковин варю. Потому что уже не налепишь. Поэтому даже на отверточной сборке нужен контроль.

Что все плохо с качеством отечественной техники – не скажу. На мои пожелания производители реагируют. Но у меня уже больше двух десятков их комбайнов, а как с теми, кто купил одну машину, не знаю.

– Вы закупали и навесную технику костанайского производства. Перестали ими пользоваться?

– К Дону Мару (ТОО «Дон Мар» Лисаковск. – Прим. авт.) отношусь очень хорошо. Это единственный в области иностранец (канадец), который работает на Казахстан. Его с первых жаток стал поддерживать. В этом году купил четыре свальных жатки. Когда касается свала, от него не отошел.

А вот напрямую убираю канадскими Honey Bee. Донмаровские проигрывают и качеством металла. И он хоть лоб разобьет, не найдет здесь металл нужного качества. У него нет возможности сделать то, что делает Honey Bee.

Партнерство. Взаимное движение

– Вы крупный поставщик пшеницы. Много покупателей?

– У меня по муке два партнера на юге Казахстана. Уже больше 10 лет с ними работаю. Как в 2006 году у меня ж/д тупик появился, так и ушел к ним. Работал с костанайскими, но они начинают в цене ломать. На колени ставили. А здесь другие отношения. Партнерские.

Вижу, там валится цена на муку. Звоню. Говорю, чтобы сбрасывал цену, потому что я ему тоже сброшу. Если на два тенге за килограмм, то он впишется в рынок, но сбрасываю на пять, чтобы держался с запасом. Если он только забуксует, забуксую и я. А я не должен дать ему забуксовать.

В прошлом году у меня не было хлеба. Три центнера с гектара. Всего 30 тыс. тонн намолотил. А ведь надо и на семена оставить. Звоню своему партнеру и говорю, что буду продавать только с февраля. Думай, как будешь выкручиваться. Не просто перед фактом поставил, и раньше звонил, что горим. Он вначале обиделся. Потом подумал и говорит, что согласен. Даже будет лучше.

В эту зиму чего только не делал, чтобы остаться на плаву и не залезть в кредиты. Только за ноябрь-декабрь 2019-го сдал 700 тонн металлолома. Никогда столько не сдавал. Выковыривал все, что только можно было сдать. Держался на копейках. Выжил. И зарплату платил, и все шло своим чередом. Помогли изворотливость и скот. 1700 голов быков за зиму продал.

В феврале начинаю продавать пшеницу, и мой партнер радуется. После Нового года хлеб взять негде. А я ему гарантирую стабильные поставки до августа. Он сидит в рынке. И вокруг него целая сеть. Они верят ему, а он верит мне.

В этих условиях провел посевную. Мне хватило средств. А потом, когда вижу, что хлеб будет, звоню и говорю, что уборку надо проводить, а денег нет. Он дал нужную сумму. Я не пошел в банк, не взял кредит. На доверии. Он знает, что его не обману. Это партнерские отношения.

Взамен гарантирую качество и объем. Да, продаю дороже конкурентов, но он на поиск хорошего зерна тратит меньше. И мельницу на мое зерно настроит, а значит, она будет эффективнее работать. Когда расходы посчитаешь, эти несколько тенге разницы за килограмм пшеницы окупаются. В плановой советской системе были свои минусы, но отдельные элементы должны присутствовать. Когда они есть, меньше проблем. Мы меньше друг другу создаем проблем. При этом я для него лишь один из поставщиков, как и он не единственный мой партнер.

Уборку в ТОО «Алтынсарино» планируют завершить к 25 сентября. До начала осенних дождей.

Поделиться материалом

Читать ещё

  • Опрос

    Что чаще всего воруют рабочие вашего сельхозпредприятия?

    Показать результаты

    Загрузка ... Загрузка ...
  • Архивы