•  

    Рубрика: Новости |  Просмотры - 458

    Толеутай Рахимбеков: Наши аграрии ведут натуральное хозяйство на уровне феодализма

    Что может помочь селу, какие действенные механизмы выведут агропромышленный комплекс на новый уровень? Об этом в продолжении интервью с доктором экономических наук Толеутаем Рахимбековым, передаёт корреспондент медиа-портала Караван.

    Иллюстративное фото из открытых источников

    Иллюстративное фото из открытых источников

    Что делать?

    – Толеутай Сатаевич, сегодня сельское хозяйство страны находится как бы на обочине экономики. А какой должна быть политика государства по отношению к ней?

    – По данным статистики, валовая продукция сельского хозяйства страны, например, в 2016 году составила 3,7 триллиона тенге. При этом в растениеводстве – 2,0 триллиона тенге, или 55,6 процента, в животноводстве – 1,6 триллиона тенге, или 44 процента, в оказании услуг – 0,015 триллиона тенге, или менее 0,4 процента. Низкий показатель доли услуг говорит о том, что наши аграрии ведут натуральное хозяйство на уровне феодализма – сами пашут, сеют, обрабатывают, продают и т. п. И вот эту ситуацию необходимо менять коренным образом.

    – И как же изменить сложившуюся ситуацию и за счет чего?

    – Во-первых, надо формировать систему сбыта продукции. И если раньше, при СССР, ее создали сверху вниз, директивным методом, то сейчас надо снизу вверх, с использованием рыночных принципов. Причем на кооперативной основе. При сохранении полной юридической, финансовой и хозяйственной самостоятельности товаропроизводителей. Других вариантов они не примут. Потому что так называемая “якорная” кооперация предполагает монополию покупателя, что влечет значительные риски, как при любой монополии.

    На уровне села можно организовать кооператив, первой задачей которого должна стать первичная обработка (сортировка, охлаждение, хранение, упаковка) и сбыт продукции.

    На уровне района появляется сервисно-заготовительный центр (СЗЦ), создаваемый как кооператив кооперативов при небольшом, до 25 процентов, участии районного акимата. На уровне областных центров и других городов необходимо учредить при участии социально-предпринимательской корпорации и районных СЗЦ оптово-распределительный центр, который будет координировать мелкооптовую реализацию продукции рынкам, магазинам, ресторанам и перерабатывающим предприятиям. Доля региональной СПК не более 50 процентов.

    Во-вторых, эти же структуры районного и сельского звена (СЗЦ и кооперативы) должны заняться сервисным обслуживанием производства – это ветеринария, кормозаготовка, механизация, обеспечение семенами, средствами защиты растений и т. п.

    В-третьих, требуется упростить систему субсидирования и кредитования села. Сегодня аграрии просто путаются в них. Надо оставить 5–6 видов субсидий сельчан. И в первую очередь – удешевление ставки вознаграждения по кредитам банков, институтам развития холдинга “КазАгро”. Без сокращения стоимости ГСМ для растениеводства на 40 процентов трудно говорить о чем-то.

    Далее необходимо подумать о субсидиях для приобретения комбикормов на 40 процентов для животноводства и птицеводства и двух видах субсидий для стимулирования кооперации.

    Наконец, можно на 50 процентов сократить затраты кооперативов на приобретение оборудования для заготовки, хранения продукции через субсидии. Последний вид субсидий, который может провести государство, – финансирование стоимости услуг кооперативов своим пайщикам. В перспективе можно ввести по примеру Аргентины субсидирование затрат на внедрение инновационных технологий при участии ученых. Все эти виды субсидий потребуют не более 300 миллиардов тенге в год, то есть не больше нынешнего уровня. Но будет убрана многоступенчатая бумажная волокита, и крестьяне не станут путаться.

    – А есть ли другой механизм предоставления денег селу?

    – Да, можно использовать отечественный опыт кредитования через кредитные товарищества. В настоящее время около 180 КТ успешно кредитуют аграриев. По мнению их самих, экспертов, депутатов, такие товарищества – это самый эффективный инструмент доступности кредитов.

    Надо предложить самим товаропроизводителям – для получения кредитов вступайте в действующие или создавайте новые КТ. Через них можно покрыть общий объем потребности сельского хозяйства в кредитах в 650–700 миллиардов тенге в год.

    Эти деньги можно взять в банках, а государство полностью бы субсидировало вознаграждение банков, для чего нужны 65–70 миллиардов тенге в год. И не надо заставлять крестьян собирать кучу документов. КТ кредитовали бы своих участников под 4–6 процентов годовых.

    По этой же схеме можно было бы кредитовать сельских самозанятых по программе “Продуктивная занятость” для производства сельхозпродукции.

    Но чтобы всё это заработало, на качественно новый уровень нужно вывести систему информационного обеспечения сельчан. Для этого надо развивать систему распространения знаний – экстеншн, которая должна быть непрерывной, по 5–6 семинаров для каждого фермера.

    Организация собственности

    – Вы неоднократно выступали в СМИ с предложениями о внедрении различных форм собственности в сельском хозяйстве: от личных подсобных хозяйств до сервисно-сбытовых и кредитных кооперативов. Если с личными подсобными хозяйствами всё понятно, то что такое остальные?

    – Что такое личное подсобное хозяйство на селе? Там сегодня почти 1,7 миллиона единиц ЛПХ. Они – единственный источник доходов аульных самозанятых. По моим расчетам, их больше, чем принято считать – около 3 миллионов человек, решения их проблем требует глава государства. Почему государство озаботилось их вопросами? Во-первых, надо думать о повышении доходов людей. Во-вторых, необходимо решить проблему наличия у них пенсионных, социальных и медицинских накоплений.

    Для этого государство в лице минтруда с 2011 года обучает их, кредитует каждого на сумму 3 миллиона тенге. Но данный механизм имеет много недостатков.

    Так, при кредитовании требуют наличие залогов и регистрации в качестве индивидуальных предпринимателей. Какие могут быть залоги у сельских самозанятых?

    Регистрироваться в качестве ИП они просто не хотят. Потому что не хотят возиться с отчетами и боятся возможного, по их мнению, в дальнейшем усиления налоговой нагрузки. Таков уж менталитет сельчанина. И это надо учитывать.

    Другой недостаток – выдача кредитов через филиалы АО “Фонд финансовой поддержки сельского хозяйства” и микрофинансовые организации. Филиалы фонда находятся в областных центрах, а вторые действуют только в крупных городах. Но, даже получив кредит и начав заниматься своим ЛПХ, самозанятый не имеет возможности для сбыта произведенной продукции, что порождает проблему возврата кредита.

    Выделяемых из бюджета средств на кредитование недостаточно. Даже теоретически их может хватить на 10–14 тысяч человек в год, что потребует не менее 100–150 лет для полного охвата всех самозанятых.

    К тому же изменения в правилах кредитования по увеличению суммы кредитов и привязке их к закупу импортного скота значительно снизили количество получателей.

    И теперь непонятно: кого кредитуем – сельских самозанятых или крестьянские хозяйства для обеспечения сбыта завозимого скота.

    – И каков выход?

    – Все эти проблемы, как мне кажется, могут решиться через создание самозанятыми сельских кооперативов. Эти кооперативы могут, как я говорил выше, оказывать услуги по сбыту продукции пайщикам. В том числе именно через эти кооперативы можно выдавать товарные кредиты самозанятым.

    Отмечу, что велосипед изобретать не понадобится: сельские сервисно-сбытовые и кредитные кооперативы успешно работают во всем мире. Через них реализуется около 80 процентов продукции и закупается более 50 процентов товарно-материальных ценностей.

    Именно кооперация самозанятых, точнее ЛПХ, может решить если не все, то многие проблемы села и сельских жителей. Прежде всего исчезает проблема с их накоплениями в фондах.

    Я предлагаю организовать платежи в фонды через удерживаемые кооперативом 10 процентов подоходного налога у источника выплат. Можно было бы включить в этот налог платежи в фонды.

    И самое главное – регулируется проблема занятости населения. При вступлении в кооператив членов ЛПХ можно исключать из числа самозанятых с присвоением статуса занятых надомным трудом.

    К этому прибавляется повышение доходов сельчан и обеспечивается диверсификация доходов населения за счет дополнительной выручки от деятельности ЛПХ.

    Поэтому я считаю, что за кооперативами – будущее. Они могут стать социальной, экономической и политической опорой развития казахстанского аула.

    – Но какой всё же должна быть политика государства в этом вопросе?

    – Кооперативам необходима помощь. И здесь свое слово может и должно сказать государство. При условии создания 2,3 тысячи кооперативов, то есть в каждом сельском округе страны, потребуется в течение 5 лет в общей сложности около 120–150 миллиардов тенге субсидий. Иными словами, от государства требуется содействие в оказании адресной помощи при организации кооперативов. При этом можно отказаться от бюджетного кредитования самозанятых.

    Продукцию села – на уровень требований дня

    – Бытует мнение, что отечественная агропродукция не пользуется спросом. Так ли это? Что нужно делать, чтобы она соответствовала стандартам времени?

    – Мне представляется не совсем верным такой подход. И здесь нужно смотреть в корень проблемы. Концентрация на одном только направлении развития – не самый лучший выход из положения. Сегодня министерство сельского хозяйства предлагает сделать приоритетным производство и экспорт говядины, подразумевая повышение качества продукции. Но при этом во внимание не принимаются доводы специалистов о проблемах с ветеринарией, с кормовой базой. А между тем площади кормовых культур сократились по сравнению с 1991 годом почти в 5 раз.

    Причем если раньше на 11,4 миллиона га содержали менее 10 миллионов голов крупного рогатого скота, то сейчас на 2,4 миллиона га хотят держать 15 миллионов голов.

    Заявления о том, что в Казахстане 180 миллионов га пастбищ, не выдерживают никакой критики. Во-первых, из них почти треть, или 55 миллионов га, относятся к пустыням и полупустыням. Да и оставшиеся земли сильно деградированы.

    Во-вторых, естественный травостой нашей земли не приспособлен для содержания такого поголовья КРС. Следовательно, нужно думать об иных направлениях развития животноводства.

    – Так есть спрос на казахстанскую продукцию или нет?

    – Спрос есть, и немалый. Да, мы импортируем в год продовольствия на сумму более 3 миллиардов долларов США. Но многое из импорта мы можем сами производить и производим – мясо, молоко, овощи и фрукты и т. д. Большинство опросов показывает, что люди предпочитают покупать казахстанские продукты. Однако есть проблема в виде отсутствия цивилизованной системы заготовки и сбыта. Надо ее создавать.

    Опубликовано 13.08.2018

    Поделиться в соц. сетях

    Опубликовать в Google Plus
    Опубликовать в Мой Мир
    Опубликовать в Одноклассники

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    * Скопируйте этот код *

    * Вставьте этот код здесь *

    Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

    • Курсы валют

      Курсы валют в Республике Казахстан
    • Архивы

    • Опрос

      Если бы вы, как наёмный работник в сельском хозяйстве, могли работать более производительно, то что необходимо для этого сделать?

      Показать результаты

      Loading ... Loading ...
    • Центр агрокомпетенций НПП РК «Атамекен»

    • Комментарии

    • Калькулятор валют

      Калькулятор валют НБК

    • Погода

      Костанай
      4°
      9°
      Сб
      6°
      Вс
      1°
      Пн
      1°
      Вт
      3°
      Ср
     
  •   Копирование материалов допускается исключительно с письменного разрешения редакции и при условии ссылки (если это печатные издания), гиперссылки (для интернет-изданий) на agroinfo.kz  
     
    Agronationale Яндекс.Метрика
     
     
      Распространяется на территории Республики Казахстан Размещение рекламы 8 (7142) 39-15-12, 54-39-39  
    ArabicEnglishFrenchGermanItalianKazakhPortugueseRussianSpanishUkrainian