Толеутай Рахимбеков: Что нужно, чтобы закрыть потребности страны в мясе и попробовать выйти на экспорт?

Этот вопрос я задавал в ТОО «АТК» зарубежным партнерам из России. Пытался выяснить опыт США. Надо сказать, что они долго уходили от прямого ответа. Видимо, понимая, что в ответах придётся коснуться государственной агрополитики в Казахстане, что выходит за пределы их договорных отношений. Но, в конце концов, мне удалось разговорить их.

Они почти слово в слово повторили мои доводы, о которых я пишу всё время.

Справедливости ради надо сказать, что Е. Зимина поддержала идею импорта скота для ускоренного увеличения поголовья КРС в Казахстане. Она так и сказала: «Максут, кажется так зовут молодого человека, в этом прав». Правда тут же сказала: «Но для этого надо капитально подготовиться».

Фото: ©Tabble / pixabay.com
Фото: ©Tabble / pixabay.com

Во-первых, по её мнению, нам надо заняться восстановлением системы ветеринарии. «Мы, в России и Казахстане, почти синхронно ослабили ветеринарию. Нынешний ее уровень в наших странах примерно одинаковый. Но даже в России ветеринары не «догадались» до того, что делают ветврачи в Казахстане. У вас возят в села вакцины для вакцинации скота в обычных сумках. Тогда как по всем правилам полагается хранить и перевозить вакцины строго только в термосах-холодильниках. Это финиш! Это яркий показатель уровня вашей ветеринарии. Дальше я не хочу комментировать.». Это мнение высококвалифицированного специалиста, дипломированного ветеринара.

Во-вторых, по её словам государство должно помочь в обеспечении фермеров комбикормами и обустройстве пастбищ: ограждение, обеспечение водой для орошения кормовых культур и поения животных. Она считает, что именно на это надо направить, в первую очередь, государственные субсидии. И ни в коем случае нельзя субсидировать животных, иначе это развращает крестьян, которые начинают делать бизнес на субсидиях. Привела пример из опыта России. Крупный фермер покупает удешевлённый субсидиями скот, год содержит, на что получает тоже субсидии, производит молоко и тоже с субсидиями, получает телёнка и продаёт корову. Я спросил: «Почему?». Она ответила: «Он уже не только вернул все свои деньги, но и хорошо заработал на субсидиях. Дальше затраты на содержание коровы начинают перевешивать субсидии. Продав корову, фермер покупает новую и снова претендует на субсидии».

Иллюстративное фото из открытых источников
Иллюстративное фото из открытых источников

Не об этом ли я и писал ранее – о подготовке ветеринарии и кормовой базы?

В-третьих, сказала российский специалист – это кадры. Но начинать надо, по её мнению, с социальной и инженерной инфраструктуры села. Она так и сказала: «Ну кто приедет сюда жить, если он не может вечером, после работы сходить в кино, в бар? Если какие-то 180 км надо преодолевать за три часа по разбитым дорогам?».

Здесь ее взгляд совпадает со взглядом моего уважаемого журналиста-оппонента. Правда, если в случае с зарубежным экспертом это извинительно – всё-таки она уедет после завершения договора, то мнение главного рупора Министерства сельского хозяйства меня удивило.

Он так и пишет: «А содержание специалистов в глуши Тарановского района, их доставка и проживание, обеспечение всем необходимым?». Типа – в какие затраты это выльется и как это скажется на себестоимости мяса.

Почему его мнение меня удивило?

Во-первых, его озаботило проживание специалистов. А условия проживания и обеспечение всем необходимым местных жителей его не озаботило? Которые десятки лет живут в таких условиях. До 1991 года в этом селе проживало 3,5 тысячи человек, сегодня – 150. Недавно в селе закрыли школу и теперь дети вынуждены ездить за несколько десятков километров учиться в школу соседнего села. И это в условиях костанайских буранов и морозов зимой. Это не озаботило?

Во-вторых. Любой дальний уголок Тарановского района – это не глушь. Приглашаю съездить вместе в почти мой родной Улытауский район, например в сёла Мибулак и Сатпаев. Или в Майский район, где даже в райцентре нет ни одного АЗС и люди вынуждены ездить за бензином в город Курчатов. Или в села Иргизского или Шалкарского районов. Почему бы всем блогерам и журналистам, кинувшимся на защиту программы МСХ по экспорту говядины, не съездить в эти села, не пожить там пару-тройку дней, пообщаться с местными жителями, узнать чем, как и на что живут сельчане и дать развёрнутый материал. Потом поставить вопросы перед Правительством, перед другими госорганами, и в первую очередь, перед Министерством сельского хозяйства. Никто же не отменял ответственность министерства за развитие сельских территорий, то есть сел. Не думаю, что можно претендовать на Пулитцеровскую премию, но благодарность НАШИХ сельчан можно заслужить.

И в заключение хочу пояснить свои мотивы: почему я пишу эти посты и статьи про политику нынешнего Министерства сельского хозяйства.

Во-вторых, именно, во-вторых, я не приемлю голословных, ничем не обоснованных обвинений в адрес предыдущей команды МСХ. Мой первый учитель на госслужбе, аким г. Сатпаев Канат Султанович Балмагамбетов, у которого я начинал осваивать азы госслужбы, будучи его заместителем, как-то грубо оборвал меня, когда я попытался объяснить какие-то проблемы недостатками предыдущей команды акимата города: «Никогда и ничего не говори плохого про предыдущую команду. Можешь сделать лучше – сделай. Не можешь – заткнись. Самая плохая черта чиновника – валить все на предыдущих. Запомни это, Толеутай!» И я это помню до сих пор, все эти 20 лет.

А теперь, во-первых. Моим главным мотивом являются те самые миллионы сельских жителей, условия их проживания. Как сделать так, чтобы они могли зарабатывать на жизнь в условиях массовой, почти 90%-ной безработицы на селе? Единственный путь – дать им возможность максимально использовать личное подсобное хозяйство. Надо помочь им с созданием кооперативов для сбыта продукции по справедливой цене. Будут доходы, будут и возможности. Я хожу на курсы английского языка, плачу примерно по 50 тысяч тенге в месяц. И как-то задумался: а почему сельские ребятишки не могут углубленно, сверх школьной программы изучать этот язык. В школе есть учитель английского. Допустим, две группы по 10 детей по три дня в неделю, по 2 часа в день каждая группа дополнительно занимается на платной основе. Родители с удовольствием платили бы, например, по 5 тысяч тенге в месяц. И учительнице был бы дополнительный доход. Аналогично курсы углубленного изучения математики, физики, биологии и т.п. Но это возможно при наличии дохода сельчан. Который они могут извлекать только через личное хозяйство.

Почему бы этим не заняться Минсельхозу? Почему бы журналистам и блогерам не писать об этом?

Других мотивов у меня нет. Никаких личных симпатий и антипатий. Тем более к высшему руководству МСХ лично я отношусь с большим уважением, с некоторыми работал, работу некоторых наблюдал вблизи. Люди очень компетентные. Глава государства и Правительство уж точно не доверили бы такую сложную отрасль пустышкам. И надеюсь, что у руководства МСХ хватит мужества сказать: «Стоп! Мы, кажется, не так движемся. Давайте возьмём на месяц-два тайм-аут, ещё раз проанализируем ситуацию, посоветуемся и скорректируем наши планы.». Умение признавать ошибки большее достоинство для мужчины, чем простая бесшабашная удаль. Очень надеюсь.

Мы дойдём, мы вырастем до экспорта мяса. Но надо капитально подготовиться к этому. Для начала надо подтянуть, как говорят военные, тылы. Ветеринария, кормовая база, кадры, социальная и инженерная инфраструктура. А мы хотим сразу взять иностранные города.

Не получится…

Толеутай Рахимбеков

Источник: Rezonans.kz

Поделиться материалом

Читать ещё

  • Опрос

    От чего в наибольшей степени зависит размер урожая?

    Показать результаты

    Загрузка ... Загрузка ...
  • Архивы